Главная \ Пресса \ Истории бережливости. Финансы актрисы белорусского театра: ювелирный секонд-хенд, обувь "Белвест" и "капустные" (Марина Воробей, TUT.BY, 26.12.2013)
« Назад

Истории бережливости. Финансы актрисы белорусского театра: ювелирный секонд-хенд, обувь "Белвест" и "капустные".


Мы – в маленькой гримерной Белорусского государственного академического музыкального театра. Здесь в небольшой комнате на три рабочих места нас встречает актриса Людмила Станевич. Почти не говорим о творчестве. Главная тема – финансы и экономия. И здесь всплывает много неожиданных подробностей актерской жизни. Про зарплаты, ювелирный секонд-хенд и купленные пригласительные расскажет маcтер сцены, солистка Белорусского государственного академического музыкального театра Людмила Станевич.

Stankevich

"Вот косметика у нас наша, "белитовская", - показывает Людмила Станевич карандаши, - театр покупает определенное количество косметики на человека. Докупила себе крем для рук и спрей для лица". 

Артистка рассказывает, что в последнее время в театре часто вспоминают про экономию. "Затягиваем потуже поясок. Например, экономим электроэнергию: не включаем во время репетиции свет в зале и частично на сцене", - говорит Людмила, но обращает внимание, что не считает бережливость катастрофой: всего хватает. На костюмах тоже отражается. "Раньше обувь заказывали в частной студии, там высокое качество, но и цены приличные. В этом году обратились уже в Дом быта на Комаровском рынке".

Настоящий художник по костюмам, конечно, может сделать шикарный костюм королевы и из марли, считает актриса, но иногда это невозможно. "В нашем деле если "схалтурил" - сразу видно. А все хотят, чтобы зрелище было хорошее".

Театр – удовольствие не из дешевых. Костюмы, хор, оркестр, пошивочные и гримерные цеха... Наверняка, рассуждает актриса, на содержание всего этого нужны сумасшедшие деньги. "Откуда их взять? Зрители? Билеты недорогие". Понятное дело, театр себя не окупает. "Мы "сидим" на дотации горисполкома".

Зарплата, "капустные", или "Пускай страна оценит, что ей нужно"

После консерватории в театр попадают лучшие – два-три человека из группы. Остальные идут работать или в хор, или в музыкальную школу. Людмилу Станевич пригласили на прослушивание в театр, когда она училась на пятом курсе. И сразу предложили главную роль – Настя в музыкальной комедии "Бабий бунт" Птичника. Это была большая удача. А вот зарплата актрисы сравнима с зарплатой учителя в музыкальной школе.

На вопрос о суммах Людмила Станевич отвечает обтекаемо: "У нас этой осенью, как и у всех, зарплату урезали. Я просто не хочу расстраиваться. Приблизительно два пятьсот и миллион пятьсот" (речь о зарплате и авансе, всего 4 миллиона рублей. – TUT.BY). На вопрос, почему такие суммы, актриса вспоминает те же дотации. А еще говорит, что наверняка над чиновниками, которые распределяют деньги, довлеет легкость жанра (в театре ставят оперетты – представления, которые пишутся на комический сюжет, музыка оперетты носит легкий, популярный характер). "Знаете как: балет, опера – это серьезное искусство, это не стыдно вывезти показать за рубеж. А оперетта, канкан – ну…" - мило и снисходительно улыбается. В других театрах, говорит актриса, зарплата выше. Хотя театр музыкальной комедии всегда любили зрители. "Посещаемость одна из лучших. К нам приходили даже тогда, когда нужно было выживать. Потому что юмор, музыка – очень жизнеутверждающие".

Stankevich2

О том, почему у актеров невысокие зарплаты, говорит Станевич, нужно спрашивать в Мингорисполкоме, Министерстве культуры "и в Администрации президента - там же, наверное, есть советники по культуре, эти люди решают наши судьбы". Людмила Ивановна согласна, что тему зарплат в белорусских театрах нужно поднимать. "Директор старается, все силы прикладывает. "Держит" зарплату, "капустные" дал (деньги на овощи. - TUT.BY). Понимает, что людям нужно как-то жить. Но не от нас зависит. Это кризис всеобщий. Представьте, у учителей срезали зарплату – у учителей!"

"Упаси Господи, никого не осуждаю. Жизнь заставляет так делать"

Зарплата в театре зависит от занятости и категории, которую определяет руководство театра, худсовет. У Людмилы Станевич самая высокая категория – мастер сцены.

"Расцвет моего творчества, к несчастью, выпал на 90-е годы. Это поколение просто вычеркнуто из истории театра. Нам не дали звания (народного артиста. – TUT.BY). Все пытались, подавали. Но чтобы его получить, нужно всюду мелькать, чтобы страна тебя знала. А в сравнении с артистами эстрады мы работаем живым голосом, с оркестром. В театре знают только одно имя – Гайда. А ведь у нас столько было великолепных артистов". 

Сегодня Людмила Станевич уже пятый год как на пенсии, поэтому у нее меньше ролей, она уже не играет главные: “На возрастных персонажей мало пишут. Если раньше я играла две Сильвы в месяц, то сейчас у меня один спектакль в месяц".

Но руководство театра по возможности занимает Станевич, она не жалуется. Тем более что занятость у нее ниже, а денег выходит не намного меньше, чем у коллег. Тяжелее всего молодым артистам: ребята работают много, а получают мало, приходится крутиться: "Подхалтуривают" на стороне: в других театрах, на концертах, сейчас начнутся "елки". Это спасает". И вес своему имени сегодня умеют придать. "Есть такие конкурсы, где артисты из соседних стран собрались – и он уже международный. Победителя объявляют дипломантом международного конкурса, это звучит. Имя артиста обрастает такими званиями. В наше время был величайший всесоюзный конкурс Глинки, на который попадали единицы. Теперь такое время - внешних эффектов: если будешь углубляться – не успеешь ничего. Так и прыгают по верхам. А человеку нужно уметь отделять главное от мишуры". 

Но Людмила Ивановна спешит уточнить свое к этому отношение: "Упаси Господи, никого не осуждаю. Жизнь заставляет так делать".

За высший приз Белорусского союза театральных деятелей "Крыштальная Зорка", врученный актрисе в 2007 году, Станевич получила 100 долларов.

Слишком хлопотные бенефисы


Недавно в интернете анонсировался бенефис Людмилы Станевич, посвященный 30-летию творческой деятельности. Но, оказывается, вечера не было. Слишком это хлопотно. Творческий вечер к 50-летию Людмила Ивановна сделала в 2004 году только с помощью мужа, биться над ним пришлось полгода. "Сделала один раз и сказала – больше не буду. Такого дорогого бенефиса, как у меня, не было ни у кого. Мне, артистке без звания, было сложно. Со званием, как у Натальи Гайды, можно найти спонсоров".

Театр идет на уступки: сшил пару костюмов, дал оркестр, балет, хор, площадку. "Остальное все - как хочешь", - говорит Людмила Станевич.

"Пришлось платить некоторым актерам, потому что отношения тоже бывают разными. Кто-то скажет: "Людмила Ивановна, для вас готов бесплатно". А кто-то всю жизнь в оппозиции. А нужно было ставить номера, нужны партнеры. Поэтому платишь". Платить приходится режиссеру, балетмейстеру, за прически, вкладывать деньги в костюмы… Плюс – организовать банкет. 

Ювелирный секонд-хенд, пошив и скидки

Людмила Станевич уже пятый год получает пенсию. Это еще 2,5 миллиона к зарплате. Но если в театре не подпишут с ней контракт, придется жить на 2,5 миллиона. "И я должна выглядеть... Хотя это быстро забывается, что ты актриса, тем более если человек, как я, сам не афиширует". Уже теперь Людмиле Ивановне приходится пересматривать затраты на питание, одежду. Спортивную обувь можно купить и белорусскую. Моющие средства, косметика - тоже.

На актрису всегда смотрят по-другому. "Ты должна быть ого-го. И вещи у тебя должны быть не "белвестовские", а итальянские. Поэтому кручусь".

Stankevich3

Практически все вещи для себя и своей семьи Людмила Ивановна покупает "по скидкам, чтобы быть оригинальными и не ходить в китайском, как полгорода".

Еще спасает 40%-я скидка в магазине дорогих тканей – брюки сошьет портниха. "Это будет эксклюзивная вещь. И я буду в ней неповторима".

"Что греха таить, есть богатые друзья, которые продают мне свои вещи по недорогой цене, - показывает Людмила Ивановна на украшение на шее. - Они считают, что они уже не очень. Да, я этим пользуюсь, а что?"

Актриса называет это своего рода секонд-хендом. "Это люди, которых я знаю, носить их вещи я не боюсь".

"Мои мужчины (муж и сын. – TUT.BY) так одеваются: пиджаки итальянские. Мне приносят, им подходит".

А вот от чего приходится отказываться, так это от массажа. "Любому человеку два раза в год нужно делать курс. А в возрасте – как "Отче наш". Я даже не знаю, сколько точно сеанс теперь стоит, где-то 15 долларов. Посчитайте, сколько будет стоить 10 сеансов". Отдыхает Людмила Станевич на Нарочи. "Там у меня появилась своя компания: давние подруги, заслуженные артистки приезжают из России. Здесь учились". Артисты снимают квартиру. "Хочешь - готовь, хочешь - травку щипай, фрукты, овощи, деревенское молочко можно купить".

Зарубежный отдых актриса не может себе позволить. Раньше была в Испании, Болгарии. "Тогда муж был помоложе: вертелся, деньги зарабатывал. Хочу накопить денег до лета, поехать в Палангу – удастся или нет, не знаю".

"В строительстве все просто, если воровать…"

Муж и сын Людмилы Станевич работают в строительстве. "Хорошая сфера, денежная", - отмечаем. Но, оказывается, в строительстве все дается ценой здоровья, говорит Людмила.

"Муж работает в компании заместителем по чему-то. Встает рано утром, когда я еще сплю. Приходит домой после рабочего дня уже просто никакой: падает. Нужно ездить по объектам и в городе, и за городом. Это нервы, звонки до ночи. Вообще сфера строительства очень сложная, если ты не просто стоишь и копаешь, то есть отвечаешь только за себя".

Stankevich4

Взрослый сын живет с родителями. "А что? Квартиру нужно покупать, собирать", - оказывается, работа в сфере не способствовала легкому решению жилищного вопроса. У молодого человека была своя фирма, а потом пошел в государственную организацию в наемные работники. "Потому что было тяжело – тендеры, заказы, борьба, - рассказывает Людмила Ивановна. - Заплати бешеные деньги за аренду, выдай зарплату - и денег нет". "Просто только если воровать, -  говорит Станевич,  - но тогда сегодня у тебя есть все, а завтра…"

Людмила Станевич родилась в деревне Несета Кличевского района. Отец был токарем самого высокого разряда, играл на балалайке. Его родственники – на гитаре, домре. Мама была домохозяйкой. Она тоже была из музыкальной семьи. Дедушка играл на скрипке, один брат – на гитаре, другой – на цимбалах, а мама Людмилы – на бубне. Получался такой деревенский оркестр, все люди после тяжелой работы собирались вечером танцевать под его музыку. Не поступив в художественное училище, Людмила занималась в художественной самодеятельности. Закончила в Бобруйске "полировку мебели", год отработала в Витебске и поступила в Молодечненское музыкальное училище, потом закончила консерваторию.

Марина Воробей
Фото: Вадим Замировский
TUT.BY. – 2013. – 26 дек.