Главная \ Пресса \ Платформа – поиск (1976 г., Новгородская правда)
« Назад

ПЛАТФОРМА – ПОИСК

Занавес – яркая цыганская шаль. Едва он поднялся, за ним другая, словно полог многоцветного шатра, затем третья, четвертая... Зал рукоплещет. Оформление оперетты Ф. Легара "Цыганская любовь" в постановке Государственного театра музыкальной комедии БССР не только безукоризненно и оригинально по замыслу, но и каждая деталь строго играет на тему. Когда Сандор – В. Линкевич бросается вслед за любимой девушкой, внезапно перед ним падает, преграждая путь, занавес – одна из шалей, символизируя, что за счастье еще предстоит бороться.

Этот спектакль – одна из ярких удач театра. И не только потому, что он празднично красочен, а потому, что в полной мере отразил своеобразие и особенность творческого коллектива – его новаторство и поиск.

"Опереточные герои" – это определение, ставшее нарицательным, отметено театром, сцену которого можно назвать экспериментальной площадкой, где набирает силы молодой коллектив, упорно отыскивая новые выразительные средства в решении спектаклей, относясь к их отбору с особой требовательностью и вдумчивостью.

Тонкий вкус и высокая сценическая культура – почерк и режиссеров-постановщиков, заслуженного деятеля искусств УССР А. Барсегяна ("Цыганская любовь"), и заслуженного артиста БССР В. Шевкалюка ("Баядера"), и всего исполнительского коллектива.

Оперетта Ф. Легара "Цыганская любовь" – взволнованный рассказ о духовном раскрепощении человека. Когда героиня в прологе выходит на авансцену, за ее спиной тяжелые цепи перекидного моста. Они несут определенную смысловую нагрузку. Такими же, только невидимыми цепями девушка связана с миром, абсолютно чуждым и враждебным ей. Она находит в себе силы вырваться на свободу. Вокальная партия Зорики в прологе имеет немаловажное значение для раскрытия образа. В ней стремление к обновлению, жажда бури. Заслуженная артистка БССР Н. Гайда исполняет ее с большим эмоциональным подъемом. Ее Зорика – натура пылкая, страстная, готовая бороться и отстаивать свои чувства.

Оперетта – синтетический вид искусства, требующий от каждого исполнителя отточенной пластики движений, драматического мастерства, незаурядных вокальных данных. Зорика – Н. Гайда прекрасно поет, легко и безмятежно танцует. Мы видим не актрису, надевшую на себя карнавальный костюм цыганки, а настоящую дочь степей, с живыми черными глазами, темпераментную и озорную.

Способность сценического перевоплощения, умение жить единой жизнью со своими героинями обеспечили успех актрисы у зрителей.

Героини Н. Гайды запоминаются не красотой, голосом и танцами, а прежде всего тем, что каждая из сыгранных ролей, будь то Одетта в "Баядере", Сильва, Чанита или Зорика, – это человек, наделенный нежным сердцем, способный бросить вызов судьбе, защищать свое понимание счастья, не унижая своего человеческого достоинства. Актрисе важно показать свою героиню как личность живую, полнокровную, и потому она прослеживает перед зрителями каждое движение ее души. Так, достоверна и выразительна Одетта в "Баядере" – актриса, которой дорог "воздух сцены", ибо это для нее – жизнь.

В этом же направлении обрисовки образов работают и многие другие актеры. Волнуют искренностью, душевной взволнованностью образы, созданные актрисой В. Мазур. Она недавняя выпускница Белорусской консерватории, с большой творческой перспективой. Герои В. Линкевича (Сандор – "Цыганская любовь", Эдвин – "Сильва") убедительны, обаятельны и органичны.

Гастроли театра музкомедии из Минска в Новгороде примечательны не только классическими опереттами, современными по духу и выразительным средствам, но и тем, что добрая половина представленного репертуара посвящена, сегодняшним дням, воплощенным на сцене ярко и зримо. И это не случайно. Современность всегда питает театр, выдвигает актуальные проблемы, с которыми он обращается к зрителю. Закономерно, что свои гастроли театр открыл опереттой Ю. Милютина "Поцелуй Чаниты".

Проносятся над маленьким латиноамериканским городком невидимые в небе военные самолеты. Протестующе поднимают сжатые кулаки жители городка. Жест может означать только одно: "Нет войне". За этой мимолетной сценой спектакля – жизнь планеты наших дней, борющейся за мир и счастье своих детей.

Театр, как и во многих других своих спектаклях, проявил мастерство в деталях. Когда доверчивая Чанита чуть было не попадает в сети лжи и обмана, на заднике сцены возникает серебристая паутина, в центре которой недвижимо и зловеще стоит тот, кто плетет ее, – Чезаре, хозяин бара. Эта своеобразная деталь декорации усиливает образ, который убедительно раскрыл артист К. Лосев.

К сожалению, нет четкой сценической характеристики друзей Чаниты. Все они словно на одно лицо, за исключением насмешливого и неунывающего Рамона (заслуженный артист БССР В. Фоменко). Опыт драматического актера помогает ему строить роли с большой жизненной достоверностью, а комедийное дарование делает их особенно запоминающимися.

Другие исполнители тоже свободны в своей творческой фантазии. Например, Ю. Лазовский идет по пути ярко выраженного гротеска. Его сыщик Кавалькадос подчеркнуто пародиен, так же карикатурно смешны Филипп ("Баядера"), Драготин ("Цыганская любовь"). Яркий колоритный характерный актер успел стать любимцем публики.

На мой взгляд, есть и просчеты в игре, некоторых исполнителей. Так, герои В. Баженова неизменно красивы, но безучастны. Говоря о любви, они не пылают; страдая, они не ощущают боли.

Раджами (В. Баженов) в "Баядере" не знает правды, того, что Баядера вынуждена была отказаться от него ради его же блага. Смятения чувств актер не передал, образ теряет свою сценическую достоверность, напоминает застывшую маску. Подобное замечание можно сделать и относительно хора, который отчуждает себя от происходящего на сцене.

Н все-таки достоинств значительно больше, и о них хочется говорить сейчас, потому что театр покорил зрителей именно своим новаторским отношением к жанру оперетты. Одно из проявлений этого – балет не как заставка по ходу действий, а как равноценное действующее лицо. Танцы, щедро насыщающие каждый спектакль, выполнены на высоком профессиональном уровне. Они усиливают действие, то подчеркивая его напряженность и драматизм, то внося искрящуюся радость. Таковы танец с шалями, адажио, пляска ("Цыганская любовь"), вальс, танго, канкан, танец амазонок ("Сильва"), ласья, тандава ("Баядера"). Виртуозно танцуют солисты балета С. Ведмидь, Л. Шиленкова, Т. Акимова, Е. Суприна, В. Карулис, А. Козинец и другие.

Успех спектаклей во многом предопределила музыка прославленных композиторов И. Кальмана, Ф. Легара, Ю. Милютина. Под руководством дирижера заслуженного артиста БССР Б. Кирильченко {П. Кирильченко}, дирижеров А. Лапунова и Э. Арашкевича оркестр играет слаженно, хотя из-за особенностей помещения музыкантам пришлось трудно. Не удалось разместить арфу и другие инструменты, так что оркестр был вынужден выступать в неполном составе. И все же со своей задачей он справился.

Музыка не иллюстрировала спектакли, а образно рассказывала о чистых и светлых чувствах героев.

Театр завоевал зрителя, потому что спектакли заставляют думать, размышлять, сопереживать героям.

Л. ХАНОВА.
Новгородская правда. – 1976. – 28 июля.