Главная \ Пресса \ После шторма (2010 г., Советская Белоруссия)
« Назад

ПОСЛЕ ШТОРМА

press2010-02aТе, кто видел спектакли режиссера Гриненко в Белорусском государственном академическом музыкальном театре, могли пожелать постановщику только одного: чтобы Анастасия как можно быстрее стала ставить музыкальные шоу для взрослых. Отточенный вкус, современное чувство формы, переосмысление жанровых стереотипов – все это выигрышно выделяло ее спектакли на фоне остального репертуара. Получался своеобразный перекос: вроде бы несерьезные, детские спектакли в музкомедии выходили гораздо профессиональнее взрослых. На Международный день театра – 27 марта – запланирована премьера новой работы Гриненко – "Красная Шапочка. Поколение NEXT". Как всегда, это будет сказка, далекая от хрестоматийного канона. И уже третья совместная работа театра с народным артистом России композитором Алексеем Рыбниковым.

– История это давняя. Не могу сказать, что сама выбрала материал. Когда Рыбников приезжал в наш театр на премьеру "Юноны" и "Авось", я предложила поставить "Приключения Буратино". Но к этому предложению он отнесся скептически. "Есть же замечательный фильм, зачем еще и спектакль? – удивился он. – Вот "Красная Шапочка" – это совсем другое. Я сейчас буду писать для театра имени Дурова новую версию". Но тогда и по актерскому составу, и по моим каким-то режиссерским представлениям "Буратино" подходил больше. Его я и поставила. Хотя договоренность по поводу "Красной Шапочки" осталась.

Потом на год мы уехали с мужем работать в Свердловский академический театр музыкальной комедии. Когда вернулись из Екатеринбурга, выяснилось, что эта сказка уже стоит в плане. Сразу же позвонила Алексею Львовичу в надежде на то, что он что-то написал. У него сейчас есть свой музыкальный театр и там "Шапочка" идет в формате 1 час 15 минут: всего 9 номеров, между ними – интермедийные тексты. Нам же нужен был привычный формат – 2 акта, развернутый сюжет, драматургия. И мы опять "приплыли" к началу. Стали создавать музыкальную драматургию заново. Когда я поехала в Москву за нотами, выяснилось, что и нот никаких нет. "Знаете, я открыл папку, а там – пусто", – огорошил Рыбников. Даже клавира не было. Его делал наш дирижер Николай Макаревич. Потом я писала либретто. Сочинили свою историю. У нас целая династия Красных Шапочек: девочка, мама, бабушка… Спектакль будет называться "Красная Шапочка. Поколение NEXT".

– Анастасия, что вам дала работа в Екатеринбурге?

– Это старейший театр. Ему 70 лет. Первый музыкальный в СНГ, которому дали звание "академический". Мы там чудесно отработали с мужем год, но всю свою жизнь прожить за Уралом, в общем, не захотелось. Уральскую зиму, по-моему, больше одного раза вынести нельзя (смеется). Больше никогда в жизни! Когда мне звонили из Минска и говорили: "А у нас оттепель, мы по плиточке ходим…" – безумно хотелось домой. Почему-то это упоминание о минской плиточке меня и добило. Там же бездорожье, на тротуарах открытые люки. Если ты вышел на работу – не факт, что до нее доберешься. Такие реалии российской глубинки, про которые мы ничего не знаем. Что творится в подъездах, во дворах. У нас все-таки таких проблем нет. Минск – достаточно культурный город. В Екатеринбурге же – все время борьба за жизнь. На бытовом уровне много проблем, которые сильно осложняют существование.

К тому же у нас маленький ребенок, а все бабушки – здесь. Есть своя труппа, свой коллектив, стены, по которым скучаешь. Работа там дала возможность посмотреть и на свою труппу по-другому. Нам кажется, что вся жизнь где-то, проходит мимо нас. Мы такие неумелые, непоющие. Но соотнося коллективы, скажу, что по многим позициям наша молодая труппа в плане хореографии, голосов, синтеза выигрывает. Я вижу, что у нас есть все ресурсы для того, чтобы сделать что-то достойное, осталось только сделать.

Мы продолжаем поддерживать отношения с Екатеринбургом. Дружим на расстоянии. Хореограф театра Сергей Смирнов любит приезжать в Витебск на фестиваль современной хореографии. Приезжает и скупает нашу обувь для спектаклей, какие-то вещи из советского прошлого. Как упоительно он мне рассказывал про трехлитровые банки с соком, которые обнаружил в одном витебском гастрономе: "Понимаешь, там сверху пыль на крышке, а откроешь – внутри вкусно!" Одновременно со всеми проблемами в Екатеринбурге все время создается новый репертуар. Они второй год работают над "Белой гвардией". Недавно поставили мюзикл "Мертвые души". Не боятся рисковать.

– Наш театр музкомедии переживал сложные моменты: и уход известных артистов, и коллективные письма. Насколько сильно вы были вовлечены в эти страсти?

– Как-то так получается в основном, что одни работают, а другие пишут письма. Есть, конечно, люди, которые успевают и то и другое… Но чтобы хватало энергии на все – это все-таки исключение. Не знаю, это достоинство или недостаток. Я в эти игры не играю. Писание писем, хождения по кабинетам не по мне.

– С приходом нового директора в театр каких перемен ожидаете?

– Продуктивность зависит от взаимного желания работать. Мне кажется, можно делать не одну премьеру в 3 года, условно говоря, а гораздо чаще. Коллектив очень хочет работать.

Валентин ПЕПЕЛЯЕВ.
Фото Артура ПРУПАСА.
Советская Белоруссия. – 2010. – 25 февр. – С. 5.


На снимке: Анастасия Гриненко – режиссер поколения NEXT.