Главная \ Пресса \ "В нашем жанре невозможно без любви…" (2005 г., Вечерний Минск)
« Назад

НАТАЛЬЯ ГАЙДА: "В НАШЕМ ЖАНРЕ НЕВОЗМОЖНО БЕЗ ЛЮБВИ…"

У кассы Музыкального театра нередко можно услышать: "А в этом спектакле Гайда играет?" Интерес зрителей понять несложно. Лично я без народной артистки Беларуси Натальи Гайды отечественную оперетту просто не представляю. Легче, наверное, назвать несколько партий, которые она пока не спела, чем перечислять ею исполненные. Впрочем, увидеть актрису можно не только на родной сцене, но и на купаловской – в спектакле "Я не пакiну цябе", и в антрепризном – "Валентиновом дне"…

О себе, о творческой карьере и творческих планах Наталья ГАЙДА поделилась с корреспондентом "ВМ".

– Наталья Викторовна, к вам на улице за автографами подходят?


– Бывает, подходят, а иногда просто чувствую, что меня узнают. Я поняла: везде и всегда за собой надо следить – начиная с походки и заканчивая манерой разговаривать, потому что всегда в окружении находятся люди, которые тебя узнают.

– А как ваши соседи относятся к тому, что рядом живет известная актриса?

– Мне, по крайней мере, приятно, когда во дворе тебе говорят комплименты. Один раз был такой случай. Я вышла ковер выколотить. Подходит какая-то женщина: "И вы сами собираетесь этим заниматься? Давайте я вам помогу". Я тогда подумала: может, мне этим всем заниматься, когда стемнеет? Актриса, которую люди видят на сцене, – и вдруг она хлопает по половичку. Большинство людей это удивляет…

– Случается вам ходить в театр не на работу?

– Да, хожу в свой театр, а также в оперный, и в драматические. Мне интересно посмотреть, что и как делают мои коллеги.

– А знание актерской профессии изнутри – не мешает оно наслаждаться театром? Наверное, теряется ощущение сказки?

– Нет, вы знаете, у меня есть такое ощущение. Я прихожу и смотрю спектакль как простой зритель. Но невольно профессия, конечно, накладывает свой отпечаток. Те вещи, которые рядовой зритель не заметит, я увижу, но от этого никуда не денешься. Но если постановка талантливая, то полностью отдаешься стихии актерской игры и режиссуры.

Последний спектакль, на котором была, – премьера "Кармен" в Национальном академическом театре оперы. Сам спектакль мне понравился. Работали молодые солисты – это само по себе уже хорошо…

– Сегодня для многих молодых артистов вы кумир, пример для подражания. А есть ли такой пример у вас?

– Как певица мне очень нравилась Джоан Сазерленд, как актриса – Елена Образцова. Но среди артисток не могу выделить кого-то одного. Из постановок любила те, в которых участвовала молодая Татьяна Шмыга. Например, "Цирк зажигает огни". Там была ее блистательная игра – от начала и до конца, ни к чему не придерешься, все очень профессионально и качественно…

– Почему вы решили связать свою жизнь с опереттой, ведь многие считают ее жанром более низким по сравнению с оперой?

– Если кто-то так считает, то он плохо знает наш жанр. Музыкой оперетт восхищался, в частности, Рахманинов. А он, наверное, был не последний музыкант. Он говорил, к примеру, что "Веселая вдова" – это шедевр. Конечно, есть оперетты и с плохой музыкой, однодневки. Но то же самое можно сказать и о любом другом виде искусства.

Что же касается меня, то я просто правильно распорядилась своими возможностями. Не могу сказать, что у меня выдающийся оперный голос. Но в оперетте нужен не только голос. Здесь требуется совершенно иной подход – голосовой, стилевой, эмоциональный. Здесь нужен целый комплекс: и пластика, и навыки драматического актера, и голос, и, безусловно, вокальная школа. Интуитивно я чувствовала, что это – мое. Наверное, если бы у меня был другой голос, скажем, драматическое сопрано или меццо-сопрано, то я, наверное, пела бы в опере…

– А как вам удается сохранить голос?

– Не могу сказать, что я его особо холю и лелею, хотя и не позволяю себе вещей, которые ему противопоказаны. Я не курю. Правда, люблю шампанское и мороженое, но это себе позволяю только после выступления. А если чисто профессионально, то у меня просто хорошая вокальная школа.

– Есть ли роль, которую вам очень хотелось бы сыграть?

– Хотелось бы сыграть любой интересный характер. И, безусловно, чтоб было про любовь. В нашем жанре вообще невозможно без любви. Если в пьесе нет любовной интриги, то в музыкальном театре воплощать ее на сцене нельзя.

Хотелось бы сыграть какой-то такой неожиданный характер, что-то глубокое, интересное, серьезное. Впрочем, по жанру это может быть и водевиль. А в целом, очень хотелось бы еще иметь как можно больше ролей, потому что в душе я себя чувствую еще достаточно способной, чтобы что-то эдакое сыграть. И, конечно, хотелось бы еще долго оставаться в хорошей профессиональной форме.

Ольга ПОЛЯКОВА.
Вечерний Минск. – 2005. – 23 марта.