Главная \ Пресса \ "Бабий бунт" (1976 г., Новгородская правда)
« Назад

"БАБИЙ БУНТ"

Произведения Михаила Шолохова стали своего рода сокровищницей современного советского искусства. Кино, живопись, телевидение обращаются к шолоховской тематике и, обогащенные дыханием великого таланта, чаше всего выходят победителями.

"Донские рассказы" Шолохова были созданы, когда писателю было всего двадцать лет. Приветствуя молодое дарование, А.С. Серафимович писал: "Как степной цветок, живым пятном встают рассказы т. Шолохова. Просто, ярко, и рассказываемое чувствуешь – перед глазами стоит. Образный язык, тот цветной язык, которым говорит казачество. Сжато, а эта сжатость полна жизни, напряжения и правды".

И вот по "Донским рассказам" М. Шолохова – музыкальная комедия "Бабий бунт" в постановке Государственного театра музыкальной комедии Белорусской ССР (музыка Е. Птичкина, пьеса К. Васильева, режиссер М. Лукавецкий, оркестром руководит главный дирижер театра А. Лапунов). Новгородцы с интересом встретили эту работу наших гостей из Минска.

Музыкальная структура комедии "Бабий бунт" весьма непритязательна. Здесь нет сложного многоголосия хоровых партий, развернутых арий и дуэтов. Но композитор-песенник принес в спектакль мелодию, и она, то озорная, то задушевная и грустная, окрашивает лирическим колоритом смешное и терпкое действие спектакля. Хорошо прочитывается профессиональная вокальная культура солистов театра.

Пьеса К. Васильева имеет единую драматургическую композицию, созданную на основе нескольких рассказов М. Шолохова: "О Колчаке, крапиве и прочем", "Председатель реввоенсовета республики" и других. Сделано это умело, так что мы почти не замечаем стилевых и жанровых "швов". Это единая пьеса, с единым сквозным действием. Например, отлично вписался в историю бабьего бунта рассказ Игната Григорьевича о том, как его, красного председателя, беляки расстреливали. Эта сцена, сыгранная артистом К. Лосевым на большом драматическом дыхании, становится идейным эпицентром спектакля, и озорная история "бабского восстания против мущинского роду" вдруг обретает глубинный наисерьезнейший смысл: мы защищали не только свободную жизнь от гнета господ, но и новые отношения в быту, новые законы правопорядка и нравственности.

Один из ведущих солистов театра, К. Лосев не только отличный певец, но также вдумчивый темпераментный актер, способный внести любую нагрузку роли, будь то суровый Игнат или жизнерадостный управляющий Тассило в "Марице" И. Кальмана (спектакле, которому, думается, не на пользу тяжеловесное либретто Л. Захарова).

Итак, "Бабий бунт" – прежде всего народная бытовая комедия. Но шолоховский темперамент, сочный донской колорит, наконец, острая идейная основа сюжета ставят перед театром задачи немалой трудности, задачи, которые скорее по плечу драматическому театру. Режиссер обязан выстроить напряженное действие, а актеры – передать правду и масштаб характеров. Без всяких сомнений, театру из Минска это удается вполне.

Открывается занавес. Мы видим широкие просторы донских степей и неба, выполненных условно, но необычайно звонко по цвету, легкому и прозрачному, художником А. Морозовым.

Музыкальное вступление к спектаклю компактно и уравновешенно. Эта мягкость оркестра получит свое развитие и дальше, когда на сцене появятся хор и солисты, а дирижер А. Лапунов как бы приглушит оркестр, чтобы в едином ансамбле с солистами и хором выявить свежесть музыки Е. Птичкина.

Перипетия того, "как женщины заставили себя уважать", знакома нам по многим сюжетам мировой литературы. Достаточно вспомнить знаменитую "Лизистрату" Аристофана, "Бунт женщин" Назыма Хикмета, наконец, "Женский монастырь" Дыховичного и Слободского. У Михаила Шолохова это все по-новому, предельно достоверно и по-казачьи сочно.

Отшумели революционные бури на бескрайних просторах донских степей, в многолюдных станицах. Но революция не окончена. Она пришла в быт казачества, к самому домашнему очагу. Не желают казачки жить по старинке, когда над ними измываются, "как над скотиной", и решают утвердить на станице свое женское достоинство "домашними средствами".

Донская "Лизистрата" разыгрывается минскими артистами озорно и темпераментно. Здесь каждая фигура – образ.

Хороша пара – председатель Стешка и его жена Марфа (артист Ю. Харитонов и заслуженная артистка РСФСР Н. Ревинская). С большой отдачей играет конюха деда Захара заслуженный артист БССР В. Шевкалюк. Отлично вписываются в спектакль колоритные фигуры Федота и Дуняши (артисты Ю. Лазовский и А. Крайникова). Обаятелен Николка Е. Линкевича {В. Линкевича}.

Центральная роль спектакля – председатель женсовета Настя. Заслуженная артистка БССР Н. Гайда играет Настю с сердечной теплотой. Ее героиня молода, красива и, как подобает донской казачке, задорна. Н. Гайда свободно держится на сцене. Голос певицы – сильное сопрано звучит во всех регистрах ровно, легко, хотя вокальная партия Насти, увы, композитором не развернута и мелодически бедна.

Вторая исполнительница роли Насти – В. Мазур, актриса и певица больших возможностей.

Режиссер М. Лукавецкий хорошо чувствует пространство сцены и распоряжается им свободно. Массовые сцены построены пластично и остроумно, и тот же хор, который в "Марице" странно анемичен, в "Бабьем бунте" живет и борется в точно выстроенном конфликте.

Хор белорусской оперетты небогат по составу, но оставляет приятное впечатление. Хорошо прозвучали казачья песня "Пей, покуда пьется" и "Женская лирическая". Очень удачна центральная хоровая сцена, когда мужская и женская партии, построенные на единой музыкальной основе, сливаются, выявляя и обогащая главный лейтмотив комедии. Спектакль "Бабий бунт" убеждает, что хор может и петь, и активно действовать в предлагаемых обстоятельствах бытовой комедии, где каждая деталь должна быть достоверна, колоритна.

Особо хотелось бы остановиться на танцевальной части спектаклей театра. В целом сильная балетная труппа в этом спектакле оставляет желать лучшею. Если танец "Казачки по воду шли" и "Казачью пляску" можно принять, то танцевальная сцена "Видение Николки" вообще не вписывается в стилевую структуру спектакля. Видимо, сказывается и то обстоятельство, что сцена Новгородского областного театра драмы просто не отвечает особенностям театра музыкального. Работать на ней, особенно балету, очень и очень нелегко.

Разумеется, не эти частные издержки определяют лицо наших гостей – лицо профессиональное, зрелое.

Коллектив театра из Минска способен решать интересные, скажем больше, – серьезные творческие задачи. Вот почему зритель то затаенно слушает, то от души смеется. Вот почему зритель горячо аплодирует.

П. БОГДАНОВ, Н. ТУРОВЕРОВА.
Новгородская правда. – 1976. – 13 июля. – С. 3.