Главная \ Пресса \ Кроме шуток (1984 г., Черноморская здравница)
« Назад

КРОМЕ ШУТОК

Впервые проходят в Сочи гастроли Государственного театра музыкальной комедии БССР. 

Когда среди веселья и смеха мы хотим обратить внимание на что-то серьезное, то говорим: "Нет, кроме шуток, послушайте..." Так и здесь – в мюзиклах "Моя прекрасная леди" и "О, милый друг!" нет недостатка ни в остроумных шутках, ни в веселых песнях и танцах, ни в смешных ситуациях в развитии сюжета. И всё же – все же мы нет-нет да и ловим себя на мысли, что не всегда он такой уж и веселый, этот смех. Ведь иногда мы смеемся здесь и над человеческой самоуверенностью, глупостью, алчностью. Иногда же задумываемся, как много несправедливости, жестокости, хищничества в мире наживы. Легкий, казалось бы, жанр – а вот умеет говорить о серьезных вещах. И вместе с тем дарит нам чудесные минуты наслаждения легкой, мелодичной музыкой.

В этом нет ничего удивительного – ведь основная особенность мюзиклов и заключается в том, что, пользуясь очень простыми для восприятия средствами, они рассказывают о серьезном. А в качестве сюжетной основы берут чаще всего известные, а иногда и выдающиеся произведения литературы. "Моя прекрасная леди" Ф. Лоу, показанная минскими артистами в Сочи, давно известна советским зрителям и стала уже классическим образцом жанра. В основе ее либретто – комедия Б. Шоу. А вот с мюзиклом В. Лебедева по мотивам романа Ги де Мопассана "Милый друг", которую авторы пьесы М. Розовский и Ю. Ряшенцев назвали "О, милый друг!", сочинские зрители познакомились впервые.

Интересно, а как бы сами писатели отнеслись к тому, что на основе их произведений созданы эти веселые спектакли? Особенно Бернард Шоу, большой знаток и любитель музыки, в течение ряда лет выступавший в прессе как музыкальный критик и даже подписывавшийся в молодости музыкальным псевдонимом "Corno di bassetto". Ведь его высокая требовательность в этом отношении была всем известна. Конечно, при переделке сложного и талантливого литературного произведения в музыкальный спектакль, неизбежны какие-то потери. Вспомните, как кончается пьеса Б. Шоу: разница в социальном положении оказывается неустранимой и непреодолимой, и Элиза навсегда покидает Хиггинса. В мюзикле же вполне благополучный и счастливый конец, сглаживающий самый острый драматический момент. Вспомните, как многопланов роман Мопассана – и какими условностями изобилует спектакль. Но издержки эти неизбежны. Мюзикл, один из самых молодых музыкальных жанров, диктует свои законы – динамичность развития действия, простоту художественных средств, а главное – необходимость выстроить весь спектакль в оптимистическом ключе.

Со всеми этими задачами хорошо справляются и постановщики, и артисты молодого белорусского театра. Их персонажи естественны, правдивы, словно выхвачены из самой жизни. Явная творческая удача – роль Элизы Дулиттл в исполнении З. Вержбицкой. Она уморительна и трогательна в лохмотьях бедной уличной девчонки, полна достоинства и очарования в последующих сценах спектакля.

Прекрасно играет Альфреда Дулиттла заслуженный артист БССР Ю. Лазовский. Столь же непосредственна и обаятельна З. Вержбицкая в роли Клотильды в мюзикле "О, милый друг!". Хорошо сумела раскрыть образ умной, расчетливой, надменной Мадлены В. Петлицкая. Удалась роль Виржини Н. Белоусовой. Менее убедительными, недостаточно яркими показались сыгранные Г. Хариком в обоих спектаклях заглавные роли Генри Хиггинса и Дюруа. Не хватало определенности и остроты индивидуальных характеристик, актерского темперамента.

Вообще же, если сравнивать музыкальные и речевые эпизоды, которые сосуществуют здесь на равных правах, то приходится признать, что музыкальные номера, особенно сольные, кажутся несколько слабее. Вокалистам еще предстоит немало поработать над своими партиями, ибо там, где допускается нечеткость артикуляции, дикции, небрежность к слову, теряется впечатление от музыки и ее содержания, а слушатель просто перестает понимать смысл того, о чем поют на сцене.

В целом постановки заслуживают самых добрых слов. В них видна большая режиссерская работа, отличающаяся хорошим вкусом и интересными находками (над мюзиклами работали режиссеры-постановщики К. Кауфман и народный артист БССР, заслуженный деятель искусств РСФСР С. Штейн). И конечно, невозможно не отметить слаженный, хорошо звучащий оркестр под управлением А. Лапунова. Хотелось бы только пожелать более точной соразмеренности динамических уровней звучания оркестра и солистов, поскольку при аккомпанементе в отдельных случаях, не учитывая вокальных возможностей солистов, оркестр их заглушает. Очень украшают спектакли танцевальные номера.

"О, милый друг!" и "Моя прекрасная леди" – не единственные работы, которые показывают на нынешних гастролях минчане. В их репертуаре есть и оперетты Штрауса, Легара. Но то – музыка, имеющая свои давние прекрасные традиции исполнения, спектакли, имеющие свои традиции сценического решения. Мюзикл же – молодой, новый жанр, к которому стали теперь все чаще и чаще обращаться и композиторы, и музыкальные театры. Как станет он развиваться на нашей советской сцене, зависит сейчас от тех артистов и режиссеров, которые заинтересовались и увлеклись им, зависит от их творческих озарений и находок.

Л. БАРАШ.
Черноморская здравница (Сочи). – 1984. – 15 авг.