Главная \ Пресса \ Кругосветное театрошествие (Виктория Попова, "Советская Белоруссия", 12.08.2016)
« Назад

Кругосветное театрошествие

Была на премьере в музыкальном театре. Давали ностальгическую вещицу "Мэри Поппинс". Вы же знаете "Тридцать три коровы", "Ветер перемен", "Леди совершенство" и прочие бессмертные хиты очаровательного плейбоя и талантливого композитора Максима Дунаевского. Накануне наводила справки у знакомых критиков, стоит ли идти. "Ни в коем случае", "Я решил принципиально не ходить", "Низкий жанр, конъюнктура". Ценители высокого искусства, в общем, без энтузиазма отнеслись к постановке, с порога отвергли попытки режиссера Михаила Ковальчика вдохнуть новую жизнь в мюзикл. К счастью, от предрассудков я далека, всегда хожу в театр с открытым сердцем: c режиссерами кофе не пью, да и "круглые столы" на тему, как нам обустроить театр, сознательно обхожу. Пару раз довелось присутствовать. Зрелище не для слабонервных. Рубилище театроведов и постановщиков хоть и кровавое, да бессмысленное, никогда ничем не заканчивается. Руками помашут–помашут и разойдутся...

А зрители — вот они, все в зале как на ладони. Если партер заполнен — значит, хороший спектакль дают; ну а если с проплешинами и в первых рядах знаменитые критики — это чистый артхаус, высокое искусство, посткиберпанк и шаманская метафизика. Бежать из такого театра, уносить ноги, пока твои родители, которых ты на модную постановку пригласила, тебе от дома не отказали. Господин Михаил Ковальчик заметно волновался перед спектаклем, это был третий и последний день премьерного показа в уходящем сезоне. Узнав во мне журналиста, сразу поприветствовал с вызовом: "А публике нравится!" — "Вот именно!" — успокоила режиссера как могла. В благодарность за мою покладистость Михаил Станиславович рассказал пару анекдотов про Уолта Диснея, который не признавал мнение критиков — верил только в полные залы на сеансах. История его успеха лишний раз подтверждает, что старик был прав: "Лучший способ начать делать — перестать говорить и начать делать".

Я дружу со многими актерами и режиссерами. Это люди своеобразные, накануне премьеры послушать их разговоры — это ж белая горячка. Помню, ехали в поезде с одним театром на фестиваль к Черному морю. С верхней полки уходящей, как сегодня выясняется, в небытие плацкарты меня стащила глубокой ночью прима труппы Люся и прокричала в ухо: "Вика! Я нашла зерно роли! Она, моя героиня, уходит к Павлу не потому, что разлюбила, а потому, что по–прежнему его любит и как раненая птица..." В волнении она разбудила весь вагон и своему партнеру Диме предложила еще раз пройти ключевую сцену прямо здесь, в купе. Или нет, лучше в тамбуре, как предложили ей подруги–актрисы, которым главные роли, а заодно и сострадание к чужому горю давно не знакомы. Сколько сломанных актерских судеб, разоренных семей и заржавевшей столетней дружбы таит в себе каждая премьера, еще на тысячи выпусков передачи "Мой серебряный шар" хватило бы, останься с нами Виталий Вульф...

Это все, конечно, присказка, чтобы показать, какие экзистенциальные ломки, бывает, переживают актеры и режиссеры. Днями и ночами они размышляют над тем, как лучше и выгоднее в спектакле подать публике ощущение эпохи, времени, подлинности происходящего... Но стоит ли так убиваться, родные мои? Иногда зрители приходят в театр совсем не за высоким искусством, точнее, не совсем за ним. Театр — это досуг, как ресторан, концерт или прогулка в парке. Релакс, одним словом. И на сайте с соответствующим названием все свои беды и чаяния зритель оставляет в комментариях. Почитайте, это любопытно. После "Мэри Поппинс" я открыла раздел музыкального театра и, ей–богу, отдельными отзывами зачитывалась:

"Очень нравится ходить в этот театр... Хочется обратиться к зрителям: НЕ ВЫЛИВАЙТЕ на себя по целой бутылке туалетной воды. Если вам нравится запах, то это не значит, что он будет приятен другим (хорошо если еще нет аллергии)";

"На сайте театра есть слова о схеме проезда и о парковке, но ни самой схемы, ни парковки на карте не обозначено. Если народ паркуется где придется, то... это уровень (нашей культуры?)!";

"Смотрела гусарский водевиль "Подлинная история поручика Ржевского". Примитивно, пошло, вульгарно, непристойно. Жаль, что жизнь заставляет народную артистку быть причастной к этому безобразию...";

"Детский спектакль "Айболит" ужасен. Ребенок не досмотрел до конца. Плакал. И не только наш. Выходили из зала многие. Это просто поток какой–то насилия, ужасов и неоправданной жестокости. Все статьи Уголовного кодекса вживую".

Жду не дождусь открытия нового сезона в любимом театре и клянусь, что первый спектакль, на который куплю билет, будет "Айболит". Я в последнее время подсела на триллеры, не хватает мне ярких эмоций в жизни. А про "Мэри Поппинс" скажу следующее: у девушки в кордебалете была такая юбка, черно–белая, в полоску, — мне бы такую!

Виктория Попова
Советская Белоруссия № 154 (25036). - 2016. - 12 авг.