Учреждение Заслуженный коллектив Республики Беларусь
Белорусский государственный академический музыкальный театр
Главная/Пресса/Оркестры не терпят фальши (2012 г., Советская Белоруссия)

Оркестры не терпят фальши (2012 г., Советская Белоруссия)

ВСЯ АФИША
Подписаться на рассылку:
это поле обязательно для заполнения
Имя:*
это поле обязательно для заполнения
Фамилия:*
это поле обязательно для заполнения
E-mail:*
Спасибо! Форма отправлена
Опрос
Вы уже видели премьеру оперетты "Прекрасная Елена"? Как впечатления?
« Назад

ОРКЕСТРЫ НЕ ТЕРПЯТ ФАЛЬШИ

12-85a Когда-то играть в симфоническом оркестре было очень престижно. Профессия "кормила" во всех смыслах: была денежной, давала возможность увидеть мир, дарила новые эстетические впечатления. "И, пожалуйста, не нервничайте так из-за флейты-пикколо", — обращалась героиня известной советской комедии к своему вальяжному и богемному мужу-музыканту. Но с тех пор все изменилось. Многие виртуозы поменяли смычки на баулы с колготками, пройдя путь от "челнока" до владельца собственного бизнеса. И если "брэндовые" симфонические оркестры страны еще не сдают своих позиций, то в музыкальных коллективах наших театров дела, кажется, обстоят не слишком гладко. В противном случае разве появлялись бы с завидной регулярностью объявления на замещение вакантных должностей в них?

Требуется первая скрипка

В прошлом году подобный конкурс на замещение вакантных должностей в группы первых скрипок, виолончелей, арф, кларнетов, фаготов, тромбонов, ударных инструментов прошел в Национальном академическом Большом театре оперы и балета Беларуси. Нынче — и в музыкальном театре. Главный дирижер Белорусского государственного академического музыкального театра Олег Лесун вводит в курс дела:

— Мингорисполком выделил для нашего оркестра 20 дополнительных ставок. Теперь у нас есть возможность распределить нагрузку. Можно требовать от музыкантов более детального подхода к работе, у них появилось время для самоподготовки. Представьте: у струнников нагрузка составляла 20–25 вызовов на спектакли и столько же репетиций в месяц! Это очень много. В современном музыкальном театре столько вызовов у музыканта быть не должно.

— Сколько желающих пришло на конкурс?

— Он проводился на замещение 12 ставок. Пришло примерно человек 25. В группу скрипок небольшой конкурс все-таки был. В остальных на место претендовали 1–2 человека или как такового конкурса не случилось. Отчасти мы владели ситуацией: сколько, кого и откуда можно пригласить. Но с другой стороны, честно говоря, надеялись, что откликнутся и незнакомые нам дарования. Увы.  Пришла скрипачка — стипендиат Президентского фонда. В группу валторн пришел приличный студент из академии музыки. 6 человек взяли оттуда же по распределению.

На мой взгляд, конкурс выявил некоторые печальные тенденции в системе образования и общей ситуации. Сегодня порой даже на вступительных экзаменах конкурса не получается. Педагоги вынуждены брать то, что имеют. От этого уровень исполнительского мастерства, к сожалению, падает.

— Быть музыкантом непрестижно?

— Когда я поступал в консерваторию на свою первую специальность как пианист, на одно место претендовали 3–4 человека. Это прилично. Сейчас 1,5–2. Хотя на какие-то специальности спрос сохраняется: на флейту, например. На скрипку конкурс даже вырос.

— Видимо, после победы Александра Рыбака на "Евровидении"?

— Не исключено. Стереотипы у людей работают…

Без срока давности живет только память

Далее Олег Владимирович вдается в детали, которые человека со стороны не могут не позабавить. Наш Большой театр объявляет, что открывает так называемые филиалы в регионах, а в это время, оказывается, академия музыки из-за отсутствия набора закрывает филиалы в регионах.

— Остался единственный — в Могилеве. И набор там очень слабенький. Поток ребят из музыкальных школ иссякает. Наверное, родители обращают внимание на экономическую перспективность будущей профессии своего ребенка? — продолжает рассуждать Лесун.

В нашем оркестре стараемся находить возможности дополнительно поощрять музыкантов. У нас все-таки плотный репертуар, есть свой премиальный фонд, заработную плату поднимаем. Но все равно она небольшая.

Не будем забывать, что Москва и Петербург по-прежнему как губки высасывают со всего постсоветского пространства музыкантов и вокалистов. И туда едут самые лучшие, кто верит в себя, в свой потенциал, знает себе цену. Европа активно питается кадрами из Минска, Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода…

— Но, несмотря на все искусы и проблемы, оркестр театра для такого проекта, как грядущая "Вестсайдская история", укомплектован?

— Это бродвейский мюзикл. Вещь в стандартах своего жанра. Соответственно для ее исполнения нужно чуть больше саксофонов, чем есть у нас. Будем приглашать музыкантов со стороны, заключать с ними договоры.

Мы все время говорим о кадрах, но есть и еще один очень непростой вопрос — вопрос инструментария.

— Изношенный?

— Эта беда пока еще не катастрофических масштабов. Но признаки того, что она может их приобрести, уже есть. Слышу по клацанью клапанов, что исполнение переходит на другой уровень шума.

Медные и деревянные духовые имеют, к сожалению, свой срок эксплуатации. Это не скрипка, которую мастер мог сделать в XVI веке, и если инструмент хороший, со временем звучит только дороже и богаче. Медные и деревянные духовые надо менять через 10–12 лет эксплуатации. Иначе их дефекты начинают сказываться на качестве исполнения. Изнашивается механика, клапаны, трескается дерево, которое мы латаем. Медные тоже начинают немного ломаться. И если мы расширили штатное расписание на 20 человек, за что отдельная благодарность Мингорисполкому, значит, должны предоставить им и достойные инструменты. Иначе для чего все это?..

КОМПЕТЕНТНО

Расставить точки над "i" мы попросили заместителя начальника управления капитального строительства и материально-технического обеспечения Министерства культуры Владимира Пантелейко.

— Владимир Петрович, верно ли, что износ инструментов в музыкальных школах страны составляет 70%?

— Так и есть. Но это не значит, что эти 70% мы должны выбросить. Что-то можно отремонтировать, залатать. У нас свыше 5.000 старых инструментов — цимбал, пианино, роялей. Имеющаяся материальная база очень большая. Есть мастерская по ремонту, фирмы, которые готовы реставрировать инструменты. Из этих 70% многое еще может эксплуатироваться. На местах так и делают.

МНЕНИЕ ПО ПОВОДУ

Дирижер Вячеслав Волич, работавший главным дирижером белорусской оперы, не понаслышке знает все проблемы:

— Престиж профессии музыканта не просто падает, а давно упал. На уровне поступления в музыкальное училище набора сегодня нет. Музыкальные школы не укомплектованы. В необходимом количестве там нет ни струнников, ни духовиков. Никого. Да, профессия трудная. Она требует ежедневных занятий с 5–6 лет, а экономического выхода в профессии нет. Родители современных детей это, видимо, понимают. Сейчас проблема еще стоит не так остро, но через 5–6 лет будет катастрофа.

— Можно ли упрекать академию музыки в том, что профессия классического музыканта перестала быть перспективной в глазах современной молодежи?

— Академию музыки, в которой я имею честь преподавать, надо только поддержать в ее стараниях, всеми силами холить и лелеять. Она делает все для того, чтобы сохранить в стране классическую музыку, абсолютно соответствуя статусу первого музыкального вуза Беларуси.

— Для оркестра Большого театра актуален вопрос износа музыкальных инструментов?

— Наш оркестр находится в достаточно неплохом состоянии. Периодически происходит закупка инструментов, последняя была, по-моему, 3–4 года назад. Сейчас, кстати, у коллектива праздник: приобрели новую арфу, которую ждали много-много лет.

Валентин ПЕПЕЛЯЕВ.
Советская Белоруссия. – 2012. – 17 апр. – С. 10.
http://sb.by/post/129526/



тел.: (017) 275-81-26

220030, г. Минск, ул. Мясникова, 44

Свидетельство о государственной регистрации № 100744263 от 18 февраля 2009г., УНП 100744263

Исключительные права на материалы, размещенные на Интернет-сайте Белорусского государственного академического музыкального театра (www.musicaltheatre.by), в соответствии с законодательством об авторском праве и смежных правах Республики Беларусь, принадлежат Учреждению “Заслуженный коллектив Республики Беларусь “Белорусский государственный академический музыкальный театр” и не подлежат использованию в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя. По вопросам использования материалов, размещенных на сайте, обращаться на e-mail: belmustheatre@gmail.com
Мы в социальных сетях: